Логотип клиники Трубилина
написать whatsapp позвонить по телефону заказать звонок
8 (495) 123-31-21 Позвонить

Создание клиники – это возможность воплотить в жизнь новые идеи, внедрить современные технологии

Создание клиники – это возможность воплотить в жизнь новые идеи, внедрить современные технологии

Профессор В.Н.Трубилин:

- Владимир Николаевич, ваши выступления в средствах массовой информации посвящены самым разным аспектам развития современной медицины. Сегодня хотелось бы поговорить об истории нашего лечебного учреждения. Почему у вас возникла идея создания частной клиники?

- Путь к клинике был долгим. Идея возникла не только у меня. Это было совместное решение, совместная идея членов нашей семьи. Конечно, для создания «своей» клиники необходим соответствующий профессиональный и жизненный опыт. Думаю, что у членов семьи Трубилиных такой опыт был. Не только у меня, но и у моих близких.

Наши навыки и знания в медицине, в офтальмологии, дополняют друг друга. В течение нескольких десятилетий я специализируюсь на катарактальной хирургии. Оперирую все виды катаракты, в том числе наиболее сложные случаи. Выполняю операции по поводу глаукомы и целый ряд других хирургических вмешательств.

Ко мне нередко обращаются пациенты, которым не могли помочь в других клиниках. Или хирургические вмешательства в других лечебных учреждениях прошли у них неудачно. Некоторым пациентам требуется провести сразу несколько хирургических вмешательств, например, по поводу катаракты и глаукомы. Разумеется, я понимал, что этот опыт будет востребован в новой клинике.

Мария Александровна Трубилина, моя супруга, является признанным специалистом по оптической коррекции зрения: очковой и контактной. Она работает и с детьми, и с взрослыми. Врачебную практику Мария Александровна сочетает с научно-практической и педагогической деятельностью. Она – кандидат медицинских наук, доцент Академии постдипломного образования ФМБА России.

Наш сын, Александр Владимирович Трубилин, в качестве катарактального хирурга пошёл по моим стопам. Одновременно он прекрасно освоил рефракционную офтальмохирургию. А это очень важная область! Особенно для частной клиники!

- Таким образом, уже при создании лечебного учреждения было понятно, что значительная часть его потребностей в высококвалифицированных кадрах может быть удовлетворена благодаря членам вашей семьи.

- Так изначально и задумывалось! Мы все любим свою профессию, преданы офтальмологии. Поэтому хотелось работать не порознь, а всем вместе, объединяя усилия!

Значительная часть моей жизни была связана именно с государственной системой здравоохранения. Я и сейчас продолжаю работать в качестве руководителя государственной клиники, Центра офтальмологии ФМБА России.

Думаю, что государственная и частная система здравоохранения прекрасно дополняют друг друга. По сути, мы решаем общие задачи: сохраняем и возвращаем здоровье нашим пациентам!

- Частная медицина – важное, неотъемлемое звено национальной системы здравоохранения. Это показывает и российский, и зарубежный опыт. «Клиника семейной офтальмологии профессора Трубилина» за несколько лет работы стала одним из наиболее авторитетных профильных лечебных учреждений столицы.

- Если говорить о базовых потребностях населения в получении медицинской помощи, то здесь государственная система здравоохранения находится вне конкуренции. И мы все заинтересованы в её динамичном, поступательном развитии.

Но, с другой стороны, как врач и учёный-исследователь могу сказать, что именно частные медицинские учреждения способны реализовать многие полезные, нужные начинания, которые в государственных клиниках остаются невостребованными.

Приведу два примера. Вместе с Марией Александровной мы работаем в системе ФМБА России. И мы оба считали правильным и разумным, если бы государственная клиника имела свой салон оптики. В первую очередь, ценно мнение Марии Александровны по этому вопросу т.к. это её область научной и лечебной работы.

Создание собственного салона оптики даёт возможность докторам контролировать качество очков, которые изготавливаются по их рецептам. Это важно для того, чтобы проводить оптическую коррекцию зрения на максимально высоком уровне.

- В нашей клинике сейчас так и происходит!

- Да. В рамках частной клиники эту идею удалось успешно реализовать. К сожалению, в государственном лечебном учреждении этот проект не был воплощён в жизнь. В принципе, и коллеги, и начальство нас поддержали, но возник целый ряд бюрократических сложностей. В итоге, их не удалось преодолеть.

Ещё один пример, показывающий важность развития частного сектора в офтальмологии: рефракционная офтальмохирургия. Лазерная коррекция зрения.

- Такие операции и в Москве, и в российских регионах, в основном, проводят в частных клиниках. В том числе, в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина».

- Так происходит не случайно! Для многих людей лазерная коррекция зрения, позволяющая избавиться от очков, существенно повышает качество жизни. Поэтому эти операции пользуются большой популярностью. Но с медицинской точки зрения, за редкими исключениями, в них нет необходимости. Поэтому в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС) они не оплачиваются. Расходы несут сами пациенты.

Большинство экспертов склоняются к тому, что в государственном секторе, за исключением федеральных научных центров и некоторых крупных клиник, развивать это направление нецелесообразно. Гораздо эффективнее направить ресурсы на совершенствование медицинской помощи в рамках ОМС.

В нашей клинике под руководством Александра Владимировича Трубилина мы успешно проводим лазерную коррекцию зрения. Думаю, что в ближайшее время будет приобретено новое оборудование для операционного отделения, позволяющее увеличить количество проводимых рефракционных операций. В них есть большая потребность!

- Владимир Николаевич, как изменилась ваша жизнь после создания клиники?Какой опыт Вы приобрели за эти годы?

- Создание клиники – это возможность воплотить в жизнь новые идеи, внедрить современные технологии. Думаю, что я был готов к этому решению. Оно было глубоко продуманным. Поэтому за прошедшее время многие планы, задумки стали реальностью!

Уже в течение нескольких десятилетий, практически с момента окончания медицинского вуза и клинической ординатуры, я занимаюсь не только лечебной и научной, но и организационной работой. Соответствующий опыт был приобретён в МНТК под руководством академика С.Н.Фёдорова, где мне доверили стать руководителем плавучего судна-клиники. В дальнейшем в течение четырёх лет довелось быть медицинским директором частной офтальмологической клиники в Сане, столице Йемена. Вопросам организации здравоохранения посвящена и моя докторская диссертация.

С 1996 года, после возвращения в Москву из четырёхгодичной командировки в Йемен, я стал работать в системе ФМБА России. Большой административный опыт был приобретён в качестве главного офтальмолога, руководителя Центра офтальмологии ФМБА России.

Создание клиники стало новым важным жизненным этапом. Самое главное для меня, чтобы клиника постоянно развивалась, совершенствовалась, чтобы мы не останавливались на достигнутом! Уверен, что так будет происходить и в дальнейшем!

- Будучи опытным руководителем и государственного, и частного лечебных учреждений, Вы продолжаете оставаться востребованным, успешным хирургом. Не могли бы Вы поделиться каким-либо примечательным случаем, который произошёл во время проведения операции в нашей клинике?

- Не секрет, что каждая операция, даже у самого опытного и авторитетного хирурга – это, в определённой мере, стресс для пациента. Хотя наши доктора всегда тщательно готовят людей к хирургическим вмешательствам, объясняют и цели операции, и её ход. Но всё равно почти каждому человеку хочется, чтобы всё произошло как можно быстрее!

- Понятное желание!

- Время от времени у меня случаются ситуации, когда пациент – немного встревоженный и взволнованный – с определённым нетерпением спрашивает меня, находясь на операционном столе: «Владимир Николаевич, когда Вы начнёте оперировать?» А в это время операция уже завершилась!

- Вероятно, эти пациенты думали, что находятся только на «предварительном этапе» операции. А всё получилось гораздо быстрее!

- Подавляющее большинство хирургических вмешательств, которые осуществляются в нашей клинике, проходят быстро и безболезненно. Они не требуют общего наркоза. Всё происходит под местной анестезией. Как правило, операция факоэмульсификации катаракты с имплантацией искусственного хрусталика продолжается не более 15 минут!

- Скорость проведения хирургического вмешательства – наверное, далеко не главный фактор, определяющий мастерство хирурга!

- Как человек, занимающийся хирургией в течение нескольких десятилетий, могу сказать: опытные офтальмохирурги, как правило, работают быстро при высочайшем качестве. Все их движения «проработаны», отточены до автоматизма. Неопытный хирург в рутинных, стандартных ситуациях тоже, как правило, справится с поставленной задачей. Но, во-первых, это займёт у него больше времени. Во-вторых, начинающие хирурги порой не готовы к возможным осложнениям, каким-то трудностям, которые могут проявиться во время операции.

В нашей клинике работают только опытные офтальмохирурги и врачи-диагносты. Все наши доктора демонстрируют творческий подход к профессии, они постоянно совершенствуют свои навыки, повышают квалификацию. Многие коллеги совмещают работу в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина» с научной и педагогической деятельностью.

- Многих посетителей нашего Сайта интересует вопрос: каким образом человек может записаться на консультативный приём и / или операцию лично к вам? Не секрет, что в государственных лечебных учреждениях, в рамках системы ОМС, бывает трудно или даже невозможно выбрать доктора. Нередко люди до операции, вообще, не знают, кто именно их будет оперировать… Но в частном лечебном учреждении работа организована по-другому!

- Разумеется, каждый пациент нашей клиники может выбрать и лечащего доктора, и офтальмохирурга. Записаться ко мне на приём очень просто. Нет никакого различия со всеми остальными нашими докторами. Если пациент хочет попасть на приём, то необходимо позвонить администратору нашей клиники в рабочее время и записаться на консультацию или на операцию.

- Кому из пациентов нашей клиники важно попасть на приём именно к вам? А когда в этом нет необходимости?

- Каждый случай индивидуален. У нас работают опытные администраторы, которые знают сферу деятельности каждого нашего доктора. Поэтому важно чётко и конкретно рассказать администратору о проблеме, которая волнует человека. Администратор всегда знает, какой доктор нашей клиники сможет эту проблему решить. Обычно перед операцией я принимаю пациентов, которых мне предстоит оперировать.

Хотел бы обратить внимание ещё на один важный аспект нашей работы: все наши врачи-диагносты являются специалистами широкого профиля. Но одновременно у каждого из них есть своя специализация. Одна из таких специализаций – и она очень востребована! – работа с хирургическими пациентами.

- Вы имеете в виду не хирургов, а докторов, помогающих хирургам, работающих с ними в связке, в тандеме?

- К операции пациента готовят сразу два доктора: врач-диагност, который проводит предварительные обследования, а также сам хирург. Так работают все наши хирурги, и я в том числе.

Поэтому когда пациент входит в мой кабинет, он обычно прекрасно осведомлён обо всех деталях предстоящего хирургического вмешательства. Но если есть вопросы лично ко мне, то их, конечно, можно задать.

- Знаю, что Вы в стенах клиники встречаетесь не только с хирургическими пациентами.

- Бывает, что есть необходимость в проведении консилиумов. Это может происходить и по инициативе доктора, и по инициативе пациента. Я регулярно участвую в таких консилиумах.

Например, из какой-то другой клиники к нам направили пациента с тяжёлой патологией. Или люди сами к нам обратились после того как в других лечебных учреждениях им не смогли помочь.

- Люди с негативным опытом часто проявляют повышенную тревожность, даже подозрительность.

- Именно для того, чтобы развеять тревожность и подозрительность и проводятся консилиумы с моим участием. Это даёт человеку возможность успокоиться и понять, что ему эффективно смогут помочь в нашем лечебном учреждении!

Крайне редко у пациентов случаются какие-то разногласия с нашими докторами. Но полностью избежать таких ситуаций невозможно ни в одном лечебном учреждении. Всегда может найтись пациент, которому по каким-то причинам покажется, что врач ему поставил неверный диагноз, выбрал неправильную тактику лечения, не учёл какие-то сопутствующие патологии и т.д.

Для нашей клиники и для меня как одного из её руководителей важно, чтобы все пациенты были довольны. Поэтому если какие-то недоразумения всё-таки происходят, я всегда лично изучаю всю необходимую медицинскую документацию, при необходимости встречаюсь и с лечащим доктором, и с пациентом. Как правило, нам удаётся быстро устранить все возникшие недоразумения.

- Владимир Николаевич, мы с вами уже упоминали об участии Марии Александровны и Александра Владимировича Трубилиных в создании и развитии клиники. Не могли бы Вы рассказать о вкладе в общее дело других членов вашей семьи?

- Анна Викторовна Трубилина, супруга моего сына, является врачом-офтальмологом, кандидатом медицинских наук. Она тоже – активный член нашей команды, хотя в настоящее время и не работает в клинике на постоянной основе, сосредоточившись на воспитании детей и создании крепкого тыла для мужа. Также А.В.Трубилина решает множество организационных задач административного плана.

Думаю, что при определённых обстоятельствах она сможет в будущем проявить себя и как врач-офтальмолог, и как учёный. Она – человек разносторонних интересов. До учёбы в клинической ординатуре по офтальмологии получила врачебную специализацию как онколог.

Наша дочь, Анна Владимировна, имеет не медицинское, а экономическое образование. Её экспертное мнение было важно и ценно при открытии клиники. В настоящее время она продолжает оставаться нашим консультантом по финансово-экономическим вопросам.

- Как создавался коллектив клиники?

- Случайных людей, «серых лошадок» у нас не было! Всех докторов, которые стали сотрудниками клиники, и я, и Мария Александровна, и Александр Владимирович хорошо знали. Мы были в них уверены. И они нас не подвели!

К нам пришли на работу целый ряд моих клинических ординаторов из Академии постдипломного образования ФМБА России. Мы с удовольствием их приняли т.к. в клинической ординатуре они достойно себя проявили и доказали всем нам и самим себе, что могут квалифицированно, ответственно, самостоятельно работать с пациентами.

На мой взгляд, особое значение имеет именно второй год клинической ординатуры, когда врач-ординатор уже не является только помощником, ассистентом более опытных коллег, а самостоятельно ведёт приём пациентов.

- Не могу не спросить вас о том, как появилось примечательное, запоминающееся название клиники?

- Это название «прижилось» именно потому, что в полной мере отражает концепцию нашего лечебного учреждения. Мы действительно являемся клиникой семейной офтальмологии т.к. здесь могут успешно лечиться все члены семьи: и малыши, и подростки, и мамы, и папы, и бабушки, и дедушки.

Каждый пациент обязательно почувствует тёплую, домашнюю атмосферу, которая здесь царит! Название родилось на семейном совете. Сейчас уже невозможно сказать, кто именно его предложил.

Когда мы говорим о «семейной клинике», то имеем в виду не только членов семьи Трубилиных, а всех наших сотрудников, всех пациентов, которые стали большой семьей!

- Осенью прошлого года в нашей клинике был открыт операционный блок. Как это событие повлияло на вашу работу как хирурга и деятельность всего лечебного учреждения?

- Раньше мы проводили всю подготовительную, диагностическую работу в своих стенах, но сами операции хирурги осуществляли в других лечебных учреждениях. Теперь «Клиника семейной офтальмологии профессора Трубилина» - лечебное учреждение полного цикла, где проводится и консервативное, и хирургическое лечение.

При открытии операционной стояла задача, чтобы она была не просто современной, а одной из лучших в столице. И это у нас получилось!

Могу привести только один пример. Мы ввели систему 3-D-визуализации в работу хирургов. В настоящее время большинство операций проходит без участия операционного микроскопа. Вместо микроскопа хирург использует специальные 3-D –очки, а также экран, куда передаётся изображение с видеокамеры.

- Что это изменило в вашей работе?

- Хирургу уже не надо сидеть, «скрючившись» перед микроскопом. Оперировать стало гораздо удобнее! Кроме того, уменьшилась световая нагрузка на сетчатку пациента. Это важный фактор здоровья сетчатки. Чем меньше световая нагрузка на сетчатку, тем лучше для здоровья!

3-D-визуализация обеспечивает удивительную глубину резкости. Она позволяет хирургу видеть такие мелкие детали, которые недоступны даже самому современному микроскопу. Ко всему прочему, экономится время хирурга. Ему уже не нужно во время операции «обслуживать» микроскоп, рассматривая различные части глаза. 3-D-система позволяет во время всей операции иметь великолепную картинку всего глаза с огромной глубиной резкости.

- Так много преимуществ! Несмотря на это, только избранные клиники, даже в столице, внедрили эту систему.

- Нам приятно быть в числе лидеров! Не будет преувеличением сказать, что наша клиника находится на гребне научно-технического прогресса. Могу привести пример из любимой мной катарактальной хирургии. Как только в России сертифицируется новый искусственный хрусталик, мы обязательно его изучаем и быстро внедряем в практику. Без каких-либо бюрократических проволочек, увы, характерных даже для солидных государственных клиник.

В последние годы большую популярность и среди пациентов, и среди хирургов получили EDOF – линзы (с расширенным фокусом). Описанию этих линз, их особенностей и различий можно посвятить отдельную беседу. Если быть кратким, речь идёт о великолепных линзах премиум-класса. Они тоже имеют свои противопоказания. Но большинству пациентов, которым требуется осуществить факоэмульсификацию катаракты, можно их имплантировать. И мы получаем наилучший оптический результат, который возможен в конкретном случае!

- EDOF-линзы продолжают совершенствоваться. Конкуренция производителей идёт на пользу пациентам!

- Пациенты нашей клиники могут быть уверены в том, что все технические новинки, которые достойно зарекомендовали себя в медицинской практике и базируются на солидной научной базе, будут использованы в нашей работе!

- Владимир Николаевич, позвольте поблагодарить вас за интереснейшую беседу, за возможность познакомиться с историей и сегодняшним днём нашего лечебного учреждения! Как будет развиваться наша клиника в ближайшие годы?

- Я бы предпочёл говорить не о планах на будущее, хотя они, конечно, есть, а о том, что уже реально осуществлено. Мы постоянно совершенствуем свою работу, расширяем спектр медицинских услуг, приобретаем новое оборудование. Так будет продолжаться и в дальнейшем!

В течение многих лет у нас проводились операции только на переднем отрезке глаза. В настоящее время успешно проводятся хирургические вмешательства и на заднем отрезке глаза. Это направление взяла на себя замечательный офтальмохирург, кандидат медицинских наук Евгения Александровна Крупина.

В ближайшее время мы планируем предоставить нашим пациентам возможность осуществлять кератопластику – пересадку роговицы.

- Кератопластика – это одна из сложнейших офтальмологических операций… ваши слова подтверждают тезис о том, что для нашей клиники практически нет неразрешимых задач.

- Расширение спектра медицинских услуг – это, конечно, не самоцель. Но и мне, и другим нашим коллегам нравится осваивать новое, двигаться вперёд. И жизнь подтверждает правильность такого подхода!

Всех наших сотрудников мне хотелось бы поблагодарить за добросовестную, творческую, увлечённую работу на благо клиники, за готовность делиться своим опытом и знаниями с коллегами, подставить им плечо в трудных ситуациях! И давних, и новых пациентов всегда рад видеть в наших стенах! Мы и дальше будем с удовольствием помогать вам видеть мир светлым, незамутнённым взором!

Беседу вёл Илья Бруштейн


×

×

Написать руководству

Нажимая кнопку, я принимаю соглашение о конфиденциальности и соглашаюсь с обработкой персональных данных

Вверх