Логотип клиники Трубилина
написать whatsapp позвонить по телефону заказать звонок
8 (495) 123-31-21 Позвонить

Интервью с Юлаевой П.М. Мой жизненный девиз: нет предела совершенству!

Мой жизненный девиз: нет предела совершенству!

***

- Полина Юрьевна, хотелось бы поближе с вами познакомиться. Откуда вы родом? Почему решили связать свою жизнь с медициной?

- Родилась и выросла в Москве. Мой родной район – Южное Чертаново. Во многом, решение стать врачом связано с влиянием бабушки. Она – врач-терапевт. Много лет работала в районном звене здравоохранения. Потом стала заниматься реабилитацией людей с инвалидностью. Её назначили руководителем одного из Бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) столицы. Я неоднократно бывала у бабушки на работе.

В старших классах я училась в специальной школе с медицинским уклоном. Школу окончила с золотой медалью.

- В школе с медицинским уклоном учащимся давали какие-либо практические представления о здравоохранении? Возможно, были экскурсии в медицинские учреждения?

- Нет. Экскурсий и практических занятий, связанных с медициной, у нас не было. Но углублённо изучалась химия, биология. Таким образом, школа дала хорошую теоретическую подготовку для дальнейшей учёбы в вузе.

В школьные годы я увлеклась конным спортом. Занималась в КСК «Битца». Любовь к лошадям – этим красивым, умным животным! – сохранилась на всю жизнь. Лошадь тонко чувствует наездника, понимает его настроение, уровень его спортивной подготовки… Люблю конные походы на природе: в горах, полях, на морском берегу.

Помню, в спортивной секции мы изучали основы вольтижировки. Конечно, цирковые трюки на профессиональном уровне мы не научились исполнять, но могли, находясь в седле, представить различные гимнастические фигуры. Были сложные задания: например, во время движения необходимо было пролезть под седлом… Совершали прыжки на лошади.

И сейчас в свободное время, в отпуске, я всегда интересуюсь возможностью принять участие в конной экскурсии. Замечательный опыт был на Алтае, на Чёрном море в Болгарии, на Средиземном море в Тунисе, в горах Узбекистана и т.д.

- Полезные навыки, приобретённые в детстве и юности, помогают нам в течение всей жизни!.. В какой вуз вы решили поступать после окончания школы?

- В Москве работает целый ряд медицинских вузов c отличной репутацией, высоким уровнем подготовки. Я выбрала Медицинский институт Российского университета дружбы народов (РУДН).

- Это именно тот вуз, где учатся студенты из десятков стран мира, со всех континентов!

- Годы обучения в РУДН дают возможность познакомиться с молодыми людьми разных национальностей. И сейчас мы поддерживаем добрые отношения с сокурсниками, которые после окончания учёбы вернулись на родину. Часто это общения является виртуальным, в социальных сетях. Но иногда и личные встречи происходят!

Кстати, из всех медицинских вузов столицы только Медицинский институт РУДН даёт возможность получить сразу два диплома: врача и переводчика с английского языка.

- Вы владеете и синхронным переводом? Можете переводить во время научных конференций, деловых переговоров?

- Да. Такой опыт у меня есть. Но в настоящее время в основном использую английский язык для общения с пациентами. Так сложилась, что в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина» большинство иностранных пациентов, с которыми надо общаться на английском языке, направляют ко мне. Хотя у нас и многие другие доктора отлично владеют иностранным языком, активно используют его в работе, в научных исследованиях.

- Когда вы решили стать врачом-офтальмологом?

- Выбирая медицинскую профессию, я уже знала, что буду именно врачом-офтальмологом. Возможно, это связано с тем, что в детские и подростковые годы я была дисциплинированным офтальмологическим пациентом. У меня был смешанный астигматизм. Он корригировался очками. Проводилось функциональное лечение на аппаратах.

- Это лечение было эффективным?

- Мне оказали квалифицированную медицинскую помощь. В настоящее время моё зрение позволяет в полном объёме решать все поставленные профессиональные задачи, а также наслаждаться жизнью, видя мир незамутнёнными глазами. Это - самое главное!

- Так тоже бывает: путь от офтальмологического пациента – к врачу-офтальмологу!

- Как известно, «Клиника семейной офтальмологии профессора Трубилина» - одно из ведущих лечебных учреждений столицы в сфере детской офтальмологии. Нам доверяют и дети, и взрослые! А мой пример показывает, насколько важно получить своевременное лечение в детском и подростковом возрасте, чётко выполнять все рекомендации врача.

- Когда началось ваше практическое знакомство с миром офтальмологии, а также другими медицинскими специальностями?

- В вузе детальное изучение медицинских специальностей – терапии, кардиологии, инфекционных болезней и т.д. – начинается с третьего курса. Офтальмология обычно преподаётся на пятом курсе.

Практические занятия предлагаются студентам с третьего курса. После окончания третьего курса проходила сестринская практика. После четвёртого курса была врачебная практика в терапевтическом отделении, после пятого – в кардиологическом.

В офтальмологическое отделение в качестве врача-практиканта я впервые попала в Венгрии, в Будапеште. С медицинским университетом венгерской столицы у РУДН существовали программы студенческого обмена. Я попросила о том, чтобы проходить практику именно в офтальмологическом отделении.

Эта практика продолжалась в течение трёх недель. Именно в Будапеште я впервые попала в операционную, где проходили факоэмульсификации катаракты и другие хирургические вмешательства.

- Что вам больше всего запомнилось?

- Ярких воспоминаний осталось много. Сейчас многие вещи уже воспринимаются как рутина, естественная составная часть нашей профессии, а тогда, в студенческие годы, многое было в новинку. Например, меня поразило, когда довелось присутствовать во время хирургических вмешательств трёх-четырёхмесячным младенцам. Такое уважение сразу к хирургам возникло!

Признаться, до поездки в Будапешт я не задумывалась о том, как много в офтальмологии узких специальностей, и как необходима эта специализация. Нужны глаукоматологи, лазерные хирурги, детские офтальмологи и т.д. Хирургия немыслима без специализации! Таким образом, пациент может быть уверен в том, что доктор, который будет его оперировать, является высококвалифицированным специалистом именно в этой области.

На пятом-шестом курсе в вузе я посещала студенческий офтальмологический кружок при кафедре офтальмологии.

- Где вы проходили клиническую ординатуру?

- В Офтальмологическом центре ФМБА, который возглавляет профессор В.Н.Трубилин.

Два года клинической ординатуры были очень интересными и разносторонними. Можно сказать, что за это время удалось познакомиться со всеми сферами деятельности этого лечебного и научного учреждения. Я изучала оптическую коррекцию зрения, контактную коррекцию. Были сделаны первые шаги в освоении лазерной хирургии.

Разумеется, много внимания уделялось освоению диагностического оборудования. Довелось изучить и такие современные виды диагностики как оптическая когерентная томография (ОКТ). Она даёт возможность не только поставить правильный диагноз, но и контролировать ход лечения при заболеваниях сетчатки и зрительного нерва.

Мы можем детально изучить каждый из десяти слоёв сетчатки. Речь идёт о тончайшей нервной ткани. Объём – всего несколько микрон!

- Как известно, в клинической ординатуре происходит не только учёба, но и практическая работа с пациентами. Возможно, вам запомнился какой-то случай, о котором можно было бы рассказать?

- Клинические ординаторы должны уметь работать самостоятельно и нести ответственность за качество своей работы. Но они находятся под контролем более опытных коллег и могут рассчитывать на их помощь, внимание и поддержку.

Запомнился случай, когда у одной пожилой пациентки, которой было осуществлена факоэмульсификация катаракты, после операции развилась инфекция… Этот случай запомнился именно потому, что какие-либо осложнения после катарактальных вмешательств происходят крайне редко. Тем более, когда речь о такой высокотехнологичной клинике как Офтальмологический центр ФМБА.

Врачам было важно понять, из-за чего же произошла эта ситуация. Ошибочные действия со стороны медицинского персонала были исключены.

- Что в итоге обнаружились?

- Один из докторов заметил, что пожилая женщина вытирает глаза одним и тем же платочком. Он деликатно спросил, всегда ли женщина так делает? Оказалось, что и сразу после операции она вытирала глаза всё тем же грязным платочком… Так и была занесена инфекция! К счастью, эта история закончилась для пациентки благополучно. С инфекцией удалось справиться.

- Таких ситуаций в медицине, наверное, избежать невозможно!

- Врач должен быть готов к встрече с самыми разными пациентами, в том числе и с теми, которые, объективно говоря, сами себе наносят ущерб.

- После успешного завершения учёбы в клинической ординатуре вы стали работать в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина». Какой у вас круг служебных обязанностей? Какая специализация?

- Я занимаюсь всеми видами оптической коррекции зрения и контактной коррекцией. Речь идёт и о мягких, и о жёстких контактных линзах. Работаю и с нашими постоянными пациентами, и с теми, кто приходит на первичный приём. Обычно я веду приём взрослых пациентов, а также детей с шести лет.

- Знаю, что вы занимаетесь подбором жёстких линз, в том числе ночных (ортокератологических).

- Эти линзы становятся всё более популярными и у маленьких пациентов, и у взрослых (мам, пап, бабушек, дедушек), которыми вместе с ними приходят в клинику. Причина этой популярности проста и понятны: ночные линзы необходимо носить только ночью, во время сна. Этого достаточно, чтобы роговица весь следующий день «сохраняла правильную форму». Юный пациент хорошо видит, при этом ни очки, ни контактные линзы ему уже не нужны! Это особенно актуально для детей и подростков, которые ведут активный образ жизни, занимаются спортом.

- Когда ребёнок спит, ночная линза оказывает воздействие на роговицу?

- Это строго дозированное воздействие, которое не только обеспечивает пациенту хорошее зрение в течение всего дня, но и способствует замедлению прогрессирования близорукости и ряда других офтальмологических патологий. Разумеется, ортокератологические линзы, также как и любой другой метод лечения, имеет и свои противопоказания.

Контактная коррекция, как правило, требует от пациентов – и взрослых, и детей – большей концентрации внимания, чем использования очков. Необходимо внимательно относиться к указаниям врачей и производителей этих изделий. Одно из важнейших правил: при любых воспалительных заболеваниях от использования контактных линз, в том числе ортокератологических, придётся отказаться. Поэтому правильно подобранные, комфортные очки должны быть у каждого пациента. Даже если в реальной жизни очки приходится надевать сравнительно редко!

Жёсткие линзы также используются при кератоконусе, при наличии рубцов роговицы. В отличие от мягких контактных линз, жёсткие линзы не предполагают прямого соприкосновения с роговицей. Между линзой и роговицей всегда находится физраствор. Не нужно быть доктором, чтобы понять, что раствор довольно быстро высыхает. Поэтому производители рекомендуют каждые 4-5 часов снять линзу, закапать в глаз физраствор – и потом снова надеть жёсткую линзу.

- Эта процедура может быть не очень удобна и комфортна для конкретного пациента. Кто-то может в суете дня забыть о необходимости этих манипуляций…

- В жизни бывают разные ситуации. И, как правило, при незначительном «отклонении» от предписанных рекомендаций проблем у пациентов не возникает. Вместе с тем было бы неразумно «экспериментировать» со своим здоровьем. Поэтому когда речь идёт о контактной коррекции зрения, доктор уделяет большое внимание «технике безопасности». Это позволяет нам достичь наилучшего результата!

- Спать в жёстких линзах нельзя?

- Это было бы опасно и неразумно! В них нельзя спать, нельзя посещать сауны и бассейны. Для плавания пользователь линз должен иметь специальные плавательные очки с оптической коррекцией.

В любом случае, необходимо регулярно посещать врача-офтальмолога и соблюдать сроки эксплуатации медицинских изделий. Для жёстких линз они составляют полтора года. Но в некоторых случаях новые линзы пациенту могут понадобиться раньше.

- Вы также занимаетесь лазерной хирургией. Почему она вас заинтересовала?

- Я провожу лазеркоагуляцию сетчатки, лазерную дисцизию вторичной катаракты. Лазеркоагуляция сетчатки необходима при самых разных заболеваниях, в том числе периферической дистрофии сетчатки, диабетической ретинопатии.

Лазерное лечение является малоинвазивным, безболезненным для пациента. Оно осуществляется амбулаторно. И результат, как правило, очень хороший: проведя лазеркоагуляцию сетчатки, мы можем предотвратить её отслойку. Ради этого мы и работаем!

Одним из первых пациентов, кому я делала лазеркоагуляцию сетчатки, был мальчик десяти лет. У него был периферический разрыв, который мог бы привести к отслойке сетчатки, если ничего не сделать. Мальчик никаких специфических жалоб на зрение не высказывал. У него была близорукость.

Меня поразили и удивили стойкость и спокойствие этого мальчишки. Порой мне казалось, что я переживаю больше, чем он, хотя я была уверена в своих силах и в положительном результате лечения! Все прошло отлично! Сейчас прошло уже несколько лет и можно с уверенностью утверждать, что лазерное лечение было своевременным и эффективным. У этого подростка всё хорошо, он регулярно приходит ко мне на контрольные осмотры.


Хотелось бы также привести пример лечения вторичной катаракты.
Пациенткой была женщина, которой пять лет назад сделали операцию по удалению катаракты. Была имплантирован мультифокальный хрусталик.

Она пришла с жалобами на снижение зрения и была уверена, что дело в том, что помутнела сама ИОЛ. Какого же было ее удивление, когда я ей сделала лазерную дисцизию вторичной катаракты и она сразу же стала видеть, как пять лет назад после операции. Счастью не было предела! На втором глазу была начальная вторичная катаракта, и пациентка сразу же захотела сделать эту операцию на втором глазу. Теперь ей это заболевание не грозит, так как вторичную катаракту удаляют один раз в жизни.

Была у меня еще одна запоминающаяся пациентка. Она сделала у нас в клинике операции по удалению катаракты на обоих глазах. И вот спустя год она пришла с жалобами на плавающие мушки в одном глазу. На осмотре было выявлен большой разрыв на периферии сетчатки, сразу же выполнили отграничительную лазеркоагуляцию сетчатки. Вроде бы все, можно жить спокойно.

Но спустя месяц ситуацию повторилась на втором глазу, там тоже случился разрыв. Пациентка по жалобам уже поняла, что произошло. Второй глаз тоже пролечили. Сейчас она регулярно наблюдается у меня. Сетчатка под контролем. Это самое главное!

- Полина Юрьевна, не могли бы Вы рассказать о каком-либо запомнившемся случае последнего времени?

- Каждый день работы врача – это возможность помочь пациентам. Например, у нас наблюдается мужчина сорока лет. Несколько лет тому назад этому пациенту в другой клинике была проведена операция кросслинкинга – это хирургическое вмешательство, которое призвано остановить прогрессирование истончения роговицы.

Во многих случаях проведение этой операции помогает улучшить зрение, но в данном случае она не имела успеха.

- На что жаловался этот пациент?

- Он жаловался на плохое зрение: двоение, блики, размытость предметов… Я не могла не отметить для себя, что человек находится в подавленном состоянии, неопрятно выглядит.

Мы провели комплексное обследование. Был выявлен не только кератоконус (истончение роговицы), но ряд других офтальмологических заболеваний. Я подобрала ему склеральные линзы. И в этих линзах он – неожиданно для себя! – обрёл стопроцентное зрение. Кроме того, моя коллега, главный врач нашей клиники Т.А.Привезенцева, провела лазеркоагуляцию сетчатки.

В настоящее время мужчина продолжает носить склеральные линзы. Он очень доволен. Его общее состояние здоровья изменилось к лучшему. Сейчас он выглядит бодро, аккуратно одет, улыбается.

- Не могли бы Вы рассказать о склеральных линзах?

- Речь идёт о линзах, диаметр которых превышает стандартные контактные линзы. В глазу они опираются на склеру, а не на роговицу. Отсюда и такое название! Склеральные линзы не касаются роговицы. Эта особенность актуальна при кератоконусе, истончении роговицы. Эти линзы хорошо пропускают кислород, что минимизирует риск отеков роговицы. Пространство между роговицей и линзой заполняется физраствором - искусственной слезой.

- Эти линзы пациент должен носить постоянно? Проблема не имеет хирургического решения?

- Теоретически в этом случае можно было бы предложить провести пересадку роговицу. Это сложная, болезненная операция с долгим периодом восстановления. И, к сожалению, при современном уровне развития медицины мы не можем гарантировать, что пересадка роговицы будет успешной. Здесь многое зависит от индивидуальных особенностей организма, которые, к сожалению, пока врачи не могут предсказать.

Поэтому пересадку роговицы необходимо проводить в тех случаях, когда она является единственным способом спасти пациента от надвигающейся слепоты. А если есть возможность избежать хирургического вмешательства, достичь наилучшего результата с помощью оптической коррекции – это правильный и разумный путь!

Хотела бы вспомнить ещё об одном недавнем случае из жизни клиники. К нам вместе с родителями пришёл шестнадцатилетний юноша. У него была выявлена близорукость. До этого молодой человек не пользовался ни очками, ни контактными линзами. Родители пациента и он сам хотели подобрать ночные (ортокератологические) линзы.

- Почему этот молодой человек так вам запомнился?

- Особенность состояла в том, что этот визит в клинику оказался «слишком» долгим. Он продолжался больше трёх часов!

С одной стороны, было видно, что пациент очень мотивированный, сознательный. Это было его собственное желание – начать пользоваться этими линзами!

- Т.е. парень сам этого хотел, а не только его родители?

- Да. И это очень важный аспект! Но, с другой стороны, в течение трёх часов он не мог научиться их правильно надевать!

- Как же вы решили эту проблему?

- Признаться, у меня в голове уже начала закрадываться мысль, что для этого пациента надо подобрать другой способ оптической коррекции: ограничиться очками. Но парню очень хотелось освоить именно ночные линзы. И в итоге – у него всё получилось!

Когда он пришёл в следующий раз, я, конечно же, поинтересовалась у юноши, как он справляется с линзами в домашних условиях. Оказалось: всё отлично! Никаких проблем нет. Посторонняя помощь не требуется. Спится ему в этих «стёклышках» вполне комфортно. Оптический эффект на следующий день – замечательный!

Хотелось бы привести ещё один пример успешного использования ночных линз. Ко мне обратилась пациентка 55 лет с миопией, которая в течение многих лет осуществляла оптическую коррекцию с помощью контактных линз.

- Почему она решила отказаться от контактных линз и перейти на ночные линзы?

- Это было связано с синдромом сухого глаза, который, к сожалению, нередко возникает у людей, в течение долгого времени использующих контактные линзы. В этом случае ночные линзы могут стать оптимальным решением. Так и произошло у этой пациентки! Отказ от контактных линз помог в лечении синдрома сухого глаза.

Эта пациентка была нашей коллегой, врачом-педиатром. Она обратила внимание, что после лечения в нашей клинике ей стало гораздо легче справляться со своими профессиональными обязанностями.

Кстати, об этом говорят и многие другие наши пациенты, люди самых разных специальностей.

- Хорошее зрение – одно из условий профессионального успеха?

- Думаю, что в нашей клинике мы можем гарантировать достижение наилучшего результата, в том числе, благодаря индивидуальному подходу к каждому пациенту. Мы стремимся понять образ жизни человека, особенности профессиональной деятельности и т.д. Исходя из индивидуальных потребностей, предлагается оптимальное решение!

- ПолинаЮрьевна, в качестве врача-офтальмолога вы работаете в нашей клинике с сентября 2020 года. Как вы изменились за это время? Какой профессиональный и жизненный опыт приобрели?

- Не секрет, что молодым докторам, которые недавно окончили клиническую ординатуру и ещё – по объективным причинам! – не обладают многолетним профессиональным опытом бывает непросто найти работу в солидной клинике.

В нашем лечебном учреждении ценят и каждого сотрудника, и каждого пациента. Придя сюда на работу, я почувствовала, что в меня верят, мне доверяют! И, в свою очередь, было важно оправдать это доверие!

У всех сотрудников есть возможность регулярно повышать свою квалификацию, становиться участниками различных образовательных программ, научно-практических конференций.

У нас царит по-настоящему коллегиальная атмосфера, где каждый сотрудник может «раскрыться», проявить свои таланты, воплотить задуманное. Профессиональное развитие доктора служит благу пациентов. Например, для меня было интересно и важно совершенствовать свои навыки в лазерной хирургии. В клинике создали все условия, чтобы моё становление как лазерного хирурга проходило успешно!

- В начале нашей беседы мы с вами говорили о том, что вы увлекаетесь конным спортом. А чем ещё любите заниматься в свободное время?

- Меня привлекает хореография. Народными танцами занималась с пяти лет. Параллельно с медицинским образованием даже получила диплом хореографа. Иногда сейчас в свободное от работы время провожу танцевальные мастер-классы. Современные танцы. Бальные. Латино. В настоящее время вместе с мужем мы осваиваем аргентинское танго. Мне очень нравится!

- Журналисты часто любят спрашивать о жизненном девизе. Он у вас есть?

- Честно говоря, никогда об этом не задумывалась. Но давайте жизненный девиз сформулируем так: нет предела совершенству!

- Отличный жизненный девиз!

- Эту фразу, конечно, не я придумала, но она мне близка. Всегда хочется ставить перед собой новые цели, новые задачи – а потом двигаться по пути их реализации. В мире так много интересного!

Беседу вёл Илья Бруштейн


×

×

Написать руководству

Нажимая кнопку, я принимаю соглашение о конфиденциальности и соглашаюсь с обработкой персональных данных

Вверх