Логотип клиники Трубилина
написать whatsapp позвонить по телефону заказать звонок
8 (495) 123-31-21 Позвонить

Интервью с Трубилиным Владимиром Николаевичем

Открытие Москвы, первые шаги в профессии, знакомство с миром


Открытие Москвы, первые шаги в профессии, знакомство с миром

***

В юности у каждого человека многое происходит «в первый раз». В этой беседе Владимир Николаевич рассказывает о своих «первых впечатлениях»: о первой зарплате, которая была получена после работы в строительном отряде, о первой в жизни зарубежной поездке, состоявшейся в Канаду.

В девятнадцатилетнем возрасте будущий профессор переехал из Ростова-на-Дону в Москву. Владимир Николаевич вспоминает свои первые московские впечатления, рассказывает об учёбе в вузе, где на третьем курсе началось знакомство с практической медициной. В этой беседе зашла речь и об одном из важнейших, ключевых событий в жизни учёного-офтальмолога: 6 ноября 1982 года Владимир познакомился с Марией, девушкой, через несколько лет ставшей его супругой, соратницей и единомышленницей. 

***

– Владимир Николаевич, в прошлый раз мы с Вами говорили о Ростове-на-Дону, городе Вашего детства. О некоторых событиях ростовской жизни хотелось бы рассказать более подробно, например, о Вашем участии в стройотрядах после окончании первого и второго курса.

В Советском Союзе трудовому воспитанию подростков и молодёжи уделялось большое внимание. В старших классах в июне учащихся на две недели посылали в совхозы и колхозы, чтобы помогать крестьянам в полевых работах. В основном, мы занимались прополкой.

Сейчас, когда прошло уже несколько десятков лет, не могу оценить, насколько эффективной была наша работа. Думаю, что практическая польза от таких выездов была не очень высокой. Но дело не в этом! Речь шла именно о трудовом воспитании! Государство стремилось, чтобы дети росли трудолюбивыми, неизбалованными… Мы жили в колхозе в «походных условиях». Такие выезды сплачивали подростковый коллектив, учили самостоятельности. Сельхозработы не оплачивались, они воспринимались как «трудовая практика».

А, вот, в студенческих строительных отрядах всё было «по-взрослому». Напряжённая, ответственная работа. Но она достойно оплачивалась! И мы приносили реальную пользу. Поработав один месяц в студенческом отряде после первого курса, я получил свою первую в жизни зарплату.

Где именно Вы работали?

Наш отряд базировался на окраине Ростова-на-Дону. Мы участвовали в возведении новой птицефермы. Занимались заливкой бетона, устанавливали опалубку. И после второго курса у меня был аналогичный опыт.

Знания и навыки в любой сфере никогда не бывают лишними. В дальнейшем, моя жизнь не была связана со строительством, но я рад, что такой опыт у меня был. До сих пор помню некоторые особенности создания бетонных полов. Мы устанавливали желоба, обеспечивающие сток жидкости. 

Тяжёлая физическая работа. Но мы были молодыми и крепкими. Сформировалась дружная бригада. И работали вместе, и отдыхали. Стройотряд очень сблизил студенческий коллектив.

Мы гордились фирменной стройотрядовской одеждой, особыми куртками с нашивками. Быть членом стройотряда – это было круто!

Как известно, после распада Советского Союза стройотрядовское студенческое движение пришло в упадок, но сейчас оно активно возрождается.

Юность, молодость – время, когда необходимо максимально расширять жизненный горизонт. Стройотряд даёт для этого прекрасную возможность! Замечательно, когда студенты уже на первых курсах стремятся сами зарабатывать. Это гораздо лучше, чем в течение всех лет учёбы «сидеть на шее» у родителей.

Тем, кто во время учёбы в вузе смог получить профессиональный опыт (не только работы по будущей специальности, но и в других сферах), гораздо легче найти своё место в жизни после получения диплома.

Ваша работа в стройотряде после окончания первого курса имела и необычное продолжение. Как одного из лучших стройотрядовцев Вас премировали поездкой в Канаду.

Это был приятный сюрприз! Поездка в Канаду продолжалась около трёх недель. Она состоялась в ноябре-декабре 1977 года. Вообще, в то время существовали определённые ограничения на выезд за рубеж.

Возможно, молодые посетители нашего Сайта, выросшие уже после распада Советского Союза, об этом не знают.

Тогда существовали другие политические и общественные реалии. Было принято, что человек должен сначала получить разрешение на выезд в социалистическую страну. Если во время этой поездки он вёл себя достойно, как говорится, «не опозорил высокое звание советского человека», то давалось разрешение на посещение капиталистической страны.

Существовали специальные «выездные комиссии» при районных комитетах Коммунистической партии, оценивающие «политическую грамотность и моральную устойчивость» кандидата на зарубежное путешествие.

У Вас всё получилось немного по-другому.

В моём случае отличие состояло в том, что мне сразу предложили поехать в капиталистическую страну. Других отличий не было. Я тоже, как и все, проходил выездную комиссию. Если я не ошибаюсь, эта структура носила название «комиссия старых большевиков». Там заседали люди, вступившие в Коммунистическую партию ещё в двадцатые-тридцатые годы, на заре советской власти. 

Заседания этой комиссии были настоящим экзаменом по истории партии. Они задавали мне вопросы, какие решения и почему принимались на различных партийных съездах…

Молодые люди, вероятно, воспримут Ваш рассказ как «экзотику» т.к. в настоящее время выезд за рубеж осуществляется совсем по-другому, без экзаменов по «истории партии». Да и партий сейчас в России много, а не одна-единственная, как это было в Советском Союзе. 

Во всяком случае, я успешно прошёл эту комиссию и получил возможность отправиться в Канаду.

Расскажите, пожалуйста, о канадских впечатлениях.

Мы побывали в Монреале, Оттаве, Торонто и Виннипеге. Посещали местные вузы, общались с молодёжью, со своими ровесниками.

С детства и до сего времени меня интересует автомобилестроение. Всегда с удовольствием рассматриваю необычные автомобили, обращаю на них внимание в поездках по миру. В то время в Советском Союзе, тем более в Ростове-на-Дону, было очень мало зарубежных машин.

А Канада показалась мне настоящим «царством роскошных лимузинов»! Это была вторая половина семидесятых годов. Тогда не экономили топливо так, как это делают сейчас.

Получается, что сейчас в Канаде меньше лимузинов, чем во время Вашей поездки.

Сейчас популярнее более миниатюрные, скромные машинки. А тогда ставка делалась на максимальный комфорт, а также силу и мощь под капотом! Не могу сказать, что я позавидовал канадцам. Я никогда и никому не завидовал. Просто порадовался за них, что люди имеют возможность ездить на прекрасных машинах, недоступных в Советском Союзе.

Мы посещали университетские кампусы и лаборатории. В то время компьютеры ещё не получили широкого распространения, а нам показали компьютер, играющий с человеком в шахматы. Это воспринималось как диковинка!

В одной из университетских лабораторий располагалась сложная модель русла реки. Там нам продемонстрировали, как образуются новые водные потоки. Кстати, мы побывали и в сети быстрого питания «Макдоналдс», которая тогда советскими людьми тоже воспринималась как экзотика.

На хоккее Вам удалось побывать?

Нашу студенческую делегацию не просто пригласили на хоккейный матч, но даже официально приветствовали на стадионе. Диктор объявил всем присутствующим о нашем визите, и болельщики дружно стали аплодировать.

Приятное проявление народной дипломатии!

Хотя мы не были хоккеистами, но в Канаде, великой хоккейной державе, нас приветствовали как представителей Советского Союза, другой великой хоккейной державы.

Советский Союз давно перестал существовать, но радостно сознавать, что Россия и сейчас может достойно соперничать с канадцами в хоккее!

Успехи профессиональных спортсменов, в том числе и хоккеистов, во многом, связаны с широкой народной поддержкой, любовью к тому или другому виду спорта. Вне всякого сомнения, хоккей любят и ценят и в России, и в Канаде. В этом наши страны похожи!

Побывали мы и в кино на фильме «Звёздные войны». Подобные фильмы в СССР тогда не демонстрировались. Посетили знаменитый Ниагарский водопад.

Для меня это была не только экскурсионная, но и учебная, и даже в какой-то мере «рабочая» поездка. На меня были возложены обязанности переводчика с английского языка, или, если быть точнее, «помощника переводчика». Делегация состояла из 30 человек. С нами постоянно находились два переводчика, которые попеременно осуществляли свою работу на всех официальных мероприятиях.

Но программа визита предусматривала и частные контакты, когда мы общались с канадцами маленькими группками по пять – шесть – семь человек. Два дипломированных переводчика не могли обслуживать сразу все мини-группы. Поэтому из числа студентов были выделены несколько человек, владеющих английским языком, чтобы осуществлять коммуникацию с канадцами.

В частности, я переводил, когда нас пригласили в гости к канадскому фермеру. Он нам демонстрировал своё хозяйство, рассказывал о жизни. В таких случаях не требуется профессиональный перевод как во время научных докладов. Но я был рад, что мои знания английского языка достаточны для того, чтобы свободно общаться с людьми. Эта поездка стала мощным стимулом к дальнейшему совершенствованию английского языка как языка международного общения.

Ещё мы посетили среднюю школу (гимназию). Я обратил внимание, что там царит свободная, непринуждённая, демократичная обстановка. Не все дети сидели за партами. Кто-то уселся прямо на полу. Учитель был в джинсах. Он мог ходить по классу, а потом присесть прямо на стол.

В общем, урок больше напоминал дружескую вечеринку. Для советских людей это было непривычно. 

Канада немыслима без небоскрёбов. Ими мы тоже смогли полюбоваться.

Вероятно, эта поездка пробудила в Вас жажду странствий, желание познакомиться с другими народами, странами и континентами.

«Жажда странствий» присутствовала у меня с самого детства. Но, конечно, эта поездка усилила желание продолжить знакомство с миром. 

В 1978 году Вы с родителями переехали в Москву. Это было Ваше первое знакомство со столицей?

Когда-то в детстве отец брал меня с собой в Москву, когда он ездил в командировку. Что я запомнил из детства? Красную площадь и знаменитый магазин «Детский мир», особую, сказочную территорию с морем игрушек, развивающих игр. Всё, что радует, удивляет и восхищает детей!

Где Вы поселились в Москве? Понравился ли Вам город? Появились ли у Вас в Москве любимые районы?

В Москве я всю жизнь живу в центре города, в Самотечном переулке. Он находится в непосредственной близости от метро «Новослободская» и Садового кольца.

Я сразу полюбил Москву. Мне нравится весь без исключения исторический центр города, удивительное переплетение различных эпох, различных архитектурных стилей. Практически сразу после переезда у меня появился любимый прогулочный маршрут: дойти от дома до Красной площади и обратно. Ещё мне понравились набережные Москвы-реки. Пристрастился к прогулкам по Парку Горького. Очень заинтересовало московское метро, магазины ГУМ и ЦУМ. 

За годы Вашей жизни в столице Москва очень изменилась.

Город меняется, как и мы сами. Но я и сейчас люблю Москву, и в годы моей юности. Она и тогда была прекрасна, и сейчас! Интереснейший мегаполис, один из самых ярких и красивых в мире! После всех поездок с удовольствием возвращаюсь в столицу.

Первые два курса медицинского института Вы проучились в Ростове-на-Дону. На этих курсах, в основном, изучаются общеобразовательные предметы. Непосредственное знакомство с миром медицины, специальными дисциплинами, происходит уже на третьем курсе. В это время Вы уже учились в Москве, во Втором медицинском институте им. Н.И.Пирогова.

Я был рад, что появилась возможность начать изучать специальные дисциплины. В частности, на третьем курсе нам читали курс по «пропедевтике внутренних болезней». Это были лекции, дающие представление об основах медицины и организации здравоохранения. Студентам объясняли, как ведётся приём пациентов, как заполняется история болезни, какие требования предъявляются к медицинской отчётности. Одновременно профессор размышлял о психологических аспектах взаимоотношений врачей и пациентов.

Вам открылся новый мир!

В чём-то новый мир, а в чём-то уже знакомый. Ведь у меня оба родителя – врачи. И старшая сестра пошла по этому пути. Мне с детства много доводилось общаться с медиками. На третьем курсе вуза я ещё раз убедился в том, что правильно выбрал специальность. Мне было интересно учиться. А когда интересно, то всё получается!

Хотелось бы отвлечься от рассказа об учёбе… На курсе пропедевтики я познакомился и подружился с Вадимом Петуниным. Мы разговорились, и оказалось, что у нас есть немало тем для общения и даже общих воспоминаний. Например, и он, и я в детстве несколько раз отдыхали на Чёрном море, на базе отдыха «Криница» Кубанского сельскохозяйственного института. Кстати, мой дядя был ректором этого вуза. Но в то время, в «Кринице» мы с Вадимом не пересекались.

Почему Вы вспомнили об этом человеке?

Он сыграл важную роль в моей жизни. Впоследствии Вадим решил перевестись из Москвы в Самарский медицинский институт. Он – из семьи военного врача. И тоже хотел связать свою судьбу с армией, с офицерской службой. А в нашем вузе это было невозможно.

У нас тоже была военная кафедра, мы проходили военную подготовку, выезжали на армейские сборы. Но кадровых офицеров из нас не готовили. Предполагалось, что выпускники вуза найдут себя, в основном, в гражданской сфере. Потребности армии в медицинских кадрах обеспечивали Военно-медицинская академия им. С.М.Кирова в Санкт-Петербурге, Самарский медицинский институт и ряд других вузов.

Вадим стал учиться в Самаре, познакомился и связал свою судьбу с Ниной, дочерью ректора своего вуза. Однажды он приехал в гости Москву. И вместе с ним находилась младшая сестра его жены, Мария. Это было 6 ноября 1982 года. А три с лишним года спустя, 1 февраля 1986 года в Москве был зарегистрирован наш брак с Марией Александровной.

Перипетии Судьбы! Примечательно, что Вы запомнили дату Вашей первой встречи с будущей супругой.

Эта дата – день рождения её сестры Нины. Во время нашей первой встречи, состоявшейся в дружеской компании, мы отметили этот день. Тогда Марии было 16 лет, а мне – 23 года.

У Вас с будущей супругой было много времени, чтобы узнать друг друга до свадьбы.

У нас с Марией завязалось дружеское общение, которое позднее переросло в Любовь. Виделись, в основном, наездами, когда она приезжала в Москву. Мне тоже довелось побывать у неё дома в Самаре.

Через два года после первой встречи мы решили вместе провести отпуск. Мария тогда уже была студенткой Самарского медицинского института. Мы взяли путёвку в молодёжную гостиницу «Спутник» на Чёрном море. 

До сих пор 6 ноября в нашей семье – праздник, день нашего знакомства.

Очень романтично – отмечать день знакомства.

Это не только история семьи, но и возможность освежить чувства, вспомнить, как всё начиналось. После нашей свадьбы Мария перевелась в Москву. Вуз она уже здесь заканчивала.

Что Вам ещё запомнилось из студенческих лет?

После окончания третьего курса мне довелось месяц провести в Берлине, столице Германской Демократической Республики (ГДР). Мы проходили сестринскую практику в больнице «Шаритэ». Кстати, об этой больнице совсем недавно упоминалось в российских СМИ в связи с одним скандальным политическим событием.

Что Вам запомнилось за время пребывания в ГДР?

Как и в Канаде, были яркие автомобильные впечатления. Но скорее курьёзные.

Вероятно, Вам запомнился автомобиль «Трабант», крошечный, пластмассовый, медленный, неудобный, но зато очень забавный… С уникальным дизайном!

Да. Огромное количество «Трабантов» тогда было в Берлине.

Среди немцев и сейчас немало любителей «Трабантов», хотя после объединения Германии они перестали выпускаться. Это, конечно, не машина для удобной, комфортной езды каждый день. Скорее «игрушка» для любителей ретро. Автомобиль с душой!

«Трабант» был и остаётся одним из символов Германии. Другой символ Германии: специфическая немецкая кухня. С ней я тоже познакомился во время этой поездки. Сосиски, свиные рульки, тушёная квашеная капуста. 

Как проходила практика?

Мы, российские студенты, в клинике были скорее «на подхвате». Нам не доверяли непосредственно работать с пациентами. Могли что-то принести-унести… А больше смотрели, общались с людьми. Общение, в основном, проходило на русском языке. В ГДР русский был обязательным предметом во всех школах. Немцы его хорошо знали.

Ещё мне запомнилось посещение прекрасного Берлинского зоопарка. Одного из лучших в мире. Там животные находятся не в клетках, а как будто-то в живой природе. Их отделяют от посетителей рвы или какие-то эффективные, но малозаметные ограждения. И животных можно понаблюдать, и ландшафтом полюбоваться.

Какими ещё московскими впечатлениями Вы могли бы поделиться?

Именно на мои студенческие годы пришлась подготовка к «Олимпиаде». Мне тоже как стройотрядовцу довелось поработать на строительстве олимпийских объектов: стадиона «Лужники», Московского дворца молодёжи, а также на реконструкции телецентра в Останкино. 

В качестве награды получил билет на церемонию закрытия Олимпиады. А ещё смог посмотреть соревнования по гребле. Во время самой Олимпиады студенческое общежитие нашего института было превращено в гостиницу для туристов. На общественных началах мы тоже помогали гостям. Я был дежурным по этажу в гостинице.

Вы были волонтёром на Олимпиаде?

В Советском Союзе говорили не «волонтёр», а «общественник». Но сути это не меняет. 

В студенческие годы состоялось Ваше знакомство с академиком С.Н.Фёдоровым. Не могли бы Вы рассказать об этом?

Именно после знакомства с С.Н.Фёдоровым я принял решение стать врачом-офтальмологом. А уже потом стал посещать в вузе студенческий научный офтальмологический кружок, который курировал заведующий профильной кафедрой, академик Аркадий Павлович Нестеров. Меня избрали старостой этого кружка.

Так получилось, что вместе с родителями я провёл несколько дней в компании Святослава Николаевича и его супруги, Ирэн Ефимовны. Сначала мы обедали в их московской квартире. В тот же день все вместе отправились в Московский Дом кино. Мне не запомнилось, какой именно фильм тогда демонстрировался.

Вероятно, впечатления от общения со Святославом Николаевичем «затмили» кинопоказ.

Он был харизматичным человеком, умеющим убеждать, вести за собой, прекрасным рассказчиком. 

Вскоре состоялась поездка на его дачу. Мы отправились в путь на голубом «Мерседесе» С.Н.Фёдорова. Дача располагалась в посёлке «Лётчик-испытатель». Там же находилась и конюшня. Святослав Николаевич увлекался лошадьми. Он предложил мне совершить конную прогулку по посёлку. Целью была местная достопримечательность: жилой дом, полностью состоящий из бутылок. Не могу сказать, сохранился ли этот дом до настоящего времени.

Так получилось, что для меня это стало первой в жизни конной прогулкой. Хотя я родом с Дона, но на лошадях раньше ездить не доводилось… Мне провели короткий предварительный инструктаж, и мы поехали. И как раз возле этого примечательного стеклянного дома громко залаяли собаки, моя лошадь испугалась и понесла… Я с неё свалился. Была зима и, к счастью, я свалился в сугроб, поэтому не пострадал. А Святославу Николаевичу потом ещё долго пришлось искать убежавшего коня.

Страха перед лошадьми у Вас после этого инцидента не возникло?

Нет. Я люблю животных и совсем их не боюсь. Не могу сказать, что в жизни у меня был большой опыт верховой езды, но сейчас держусь в седле вполне уверенно. 

Через несколько дней после поездки на дачу мне довелось встретиться со Святославом Николаевичем в здании 81-й городской больницы. В то время она была клинической базой возглавляемого им Института микрохирургии глаза. Собственная клиническая база как раз находилась в процессе строительства.

Это был процесс преобразования Института микрохирургии глаза в МНТК.

Я рад, что этот процесс проходил на моих глазах. А после окончания вуза я смог принять в нём личное участие. Вторая половина восьмидесятых – начало девяностых годов – «золотая эпоха» МНТК, время революционных преобразований в офтальмологии. 

Во время встречи в 81-й больнице Святослав Николаевич показал мне офтальмологическое оборудование, рассказал о его использовании. Он был добрым знакомым, приятелем моего отца, профессора Н.Т.Трубилина. Именно поэтому директор института уделил двадцатилетнему парню так много времени.

После завершения встречи со Святославом Николаевичем в домашней библиотеке отца я обнаружил его монографию об интраокулярной коррекции зрения и имплантации искусственных хрусталиков с дарственной подписью автора. Эту книгу я прочёл очень внимательно. Впоследствии по её материалам сделал доклад на заседании студенческого офтальмологического кружка. 

Клинической базой кафедры офтальмологии нашего вуза была 59-я городская больница. Я стал туда часто приходить по собственной инициативе, чтобы познакомиться с врачами-офтальмологами, понять суть их работы.

Где Вы проходили субординатуру?

Субординатура – это шестой курс медицинского вуза. Я проходил её в глазном отделении 15-й городской больницы. Вернее, в то время там существовало два офтальмологических отделения.

Субординатура – «боевое крещение» для будущего врача. Это время, когда молодой человек начинает себя чувствовать не просто студентом, а полноправным врачом, делающим тяжёлую, но нужную работу. Во время субординатуры необходимо работать полный рабочий день, показать будущим коллегам, что ты приносишь пользу врачебному коллективу, умеешь общаться с пациентами, грамотно ставишь диагнозы.

Вспоминаю субординатуру с тёплыми чувствами. Интересное, яркое время постижения медицинской практики. Учёба и работа сливаются на шестом курсе воедино.

Беседу вёл Илья Бруштейн

Записаться на приём

Нажимая кнопку, я принимаю соглашение о конфиденциальности и соглашаюсь с обработкой персональных данных

×

Заказать обратный звонок

Нажимая кнопку, я принимаю соглашение о конфиденциальности и соглашаюсь с обработкой персональных данных

×

Написать руководству

Нажимая кнопку, я принимаю соглашение о конфиденциальности и соглашаюсь с обработкой персональных данных

Вверх