Логотип клиники Трубилина
написать whatsapp позвонить по телефону заказать звонок
8 (495) 123-31-21 Позвонить

Статья Т.А. Привезенцевой — главврача клиники о пациентах

Каждый день к нам приходят пациенты «по рекомендации»

Каждый день к нам приходят пациенты «по рекомендации»

Главный врач «Клиники семейной офтальмологии профессора Трубилина», лазерный хирург

Т.А. Привезенцева:

Каждый день к нам приходят пациенты «по рекомендации»

- Татьяна Альбертовна, перед тем как начать расспрашивать Вас о Вашей жизни и работе в клинике, хотелось бы начать с общих вопросов: Врач – творческая профессия? В чём это проявляется?

-Наверное, все профессии, связанные с общением с людьми, взаимодействием между ними, можно назвать творческими. Но всё-таки врач – особая специальность. Ведь здесь идёт речь, в первую очередь, не о самореализации самого доктора, а о здоровье и жизни пациентов. Помогая им сохранить и восстановить здоровье, врач испытывает огромное удовлетворение. Это и есть творчество – помогать другим людям, быть им полезным!

Творческие, креативные способности должны сочетаться в докторе с глубокими знаниями, дисциплиной, ответственностью. И, конечно, важно всегда проявлять сочувствие, сопереживание к пациенту, эмпатию!

Как-то мне пришла в голову мысль, что в чём-то профессию врача можно даже сравнить с актёрством. Я имею в виду глубину «погружения в образ». Ведь врач, приходя на работу – также как и актёр, выходящий на сцену – должен полностью погрузиться в свою работу, в проблемы и заботы пациентов. Он не может думать о каких-то своих делах.

- Эти психологические аспекты очень важны!

- Конечно, каждому пациенту гораздо приятнее прийти к доброжелательному, внимательному, сопереживающему доктору, с которым устанавливаются доверительные отношения.

Но всё-таки самое главное в нашей работе – Результат. Думаю, уместно написать это слово с большой буквы, если речь идёт о медицине. Эффективный Результат лечения не означает, что мы гарантируем всем пациентам всех возрастов идеальное зрение до конца жизни. Но для каждого человека мы всегда делаем максимум возможного исходя из особенностей его офтальмологического заболевания и сопутствующих патологий. Мы добиваемся максимально возможного результата как клиника экспертного уровня!

- «Клиника экспертного уровня» означает, что Вы занимаетесь самыми тяжёлыми случаями, самыми тяжёлыми глазными болезнями?

 

- Не только ими! «Клиника экспертного уровня» означает, что мы готовы оказать квалифицированную помощь при всех офтальмологических патологиях, включая и наиболее тяжёлые случаи, с которыми не решаются работать другие лечебные учреждения. К нам приходит и немало пациентов, для которых «Клиника семейной офтальмологии профессора Трубилина» стала «клиникой последней надежды» т.к. лечение в других местах не принесло желаемого результата.

У нас имеется высокотехнологичное оборудование, соответствующее лучшим мировым стандартам, мотивированный, высокопрофессиональный коллектив докторов и других сотрудников. И, конечно, нельзя не упомянуть особую «домашнюю атмосферу» в нашей клинике. Она не даром называется «Клиникой семейной офтальмологии».

Мы, все сотрудники клиники – врачи, медсёстры, администраторы, административно-технические работники – являемся учениками профессора В.Н.Трубилина. Владимир Николаевич не только дал имя лечебному учреждению, но и по сей день продолжает активно участвовать в его деятельности: ведёт приём пациентов, проводит операции, занимается административной работой.

- У Вас ведь в клинике принято, что перед операцией пациент обязательно знакомится с оперирующим хирургом, может задать ему лично все интересующие вопросы.

- У нас налажено отличное взаимодействие врачей-диагностов и хирургов. Если на этапе диагностики требуется консультация хирурга, то она будет проведена, в т.ч. и с учётом пожеланий пациента, когда хирург лично расскажет ему обо всех деталях хирургического вмешательства. Так поступают все без исключения хирурги нашей клиники!

Врачи-диагносты тоже прекрасно осведомлены о хирургических технологиях. Они проводят все необходимые обследования, обговаривают детали вмешательства. Послеоперационное наблюдение совместно осуществляется диагностами и хирургами. Такой подход обеспечивает наилучший результат.

Почти каждый день в клинику приходят новые пациенты, которые говорят, что они пришли «по рекомендации». Я таких людей постоянно в своём кабинете встречаю!

- Что это означает?

- Я имею в виду не рекомендации специализированных Интернет-Сайтов, хотя они тоже играют важную роль и достойны уважения, а конкретных людей. Это могут быть родственники, друзья, коллеги по работе. Или врачи-офтальмологи других клиник. Таких случаев тоже много!

- Таким образом, рекомендация конкретного человека имеет особое значение?

- Это и естьто самое «сарафанное радио», которое ничем нельзя заменить! Если родственнику, другу, коллеге нашего нового пациента в клинике эффективно помогли, то и он сам испытывает к нам особое доверие. А это, в свою очередь, способствует эффективному лечению, дисциплинированному выполнению всех рекомендаций со стороны пациента.

- Хотелось бы узнать, откуда Вы родом? Где учились?

- Моя малая родина – город Ногинск Московской области. Мама там живёт до сих пор. Поэтому бываю там регулярно.

Честно говоря, в школьные годы мне было трудно определиться с выбором специальности. Поэтому сразу после школы я даже отказалась куда-то поступать… А через год поступила в медицинский колледж, получила профессию медсестры.

Никто из родственников и друзей не удивился, что я пошла в медицину т.к. мама у меня работала акушеркой. А что это значит? На улицах Ногинска мы нередко встречали счастливых мамочек с детками, они узнавали маму, благодарили ее! И мне было приятно, что именно моя мама помогла появиться на свет всем этим малышам.

Правда, был один житейский момент, который мне не нравился в маминой профессии. Её работа была связана с суточными дежурствами. Нередко и в выходные дни, и в праздничные - её не было дома.

- Ревновали маму к работе?

- Некоторое детское недовольство тогда было. В то время я думала: если уж сама стану медиком, то суточных дежурств у меня не будет! Уже потом, во взрослом возрасте, поняла, что такие дежурства, работа в ночное время – составная, неотъемлемая часть нашей профессии. Ведь люди и рождаются, и болеют в любое время, без оглядки на расписание.

- Какие воспоминания сохранились у Вас от времени учёбы в медицинском колледже?

- Учеба давалась мне легко. Хорошо освоила программу колледжа. До сих пор квалификация медсестры у меня сохранилась, хотя уже давно решаю другие задачи.

Хотя меня и привлекало сестринское дело, но уже перед поступлением в колледж знала, что хочу учиться дальше, стать врачом. Сразу после окончания колледжа поступила в университет.

- Где Вы продолжили учёбу?

- В Московском государственном медико-стоматологическом институте им. А.И.Евдокимова.

- Когда Вы решили стать врачом-офтальмологом?

- На пятом курсе, когда нам читали курс глазной медицины. В этом решении не было ничего удивительного! Как будто всегда это знала! В вузе была прекрасная кафедра офтальмологии. В течение многих лет, до своей трагической гибели в 2000 году её возглавлял академик С.Н.Фёдоров.

- Как сложилась Ваша жизнь после окончания вуза?

- В нашей жизни многое определяет случай. На шестом курсе я параллельно с учёбой работала медсестрой в офтальмологическом отделении 83-й клинической больницы. Эта больница относилась к системе ФМБА.

Именно тогда, ещё в студенческие годы, и состоялось моё знакомство с профессором В.Н.Трубилиным, выдающимся учёным, успешным хирургом и диагностом. Мне захотелось проходить клиническую ординатуру именно у Владимира Николаевича, в системе ФМБА. Так всё и получилось!

С 2006 года по 2008 год я была клиническим ординатором. Потом осталась работать в Офтальмологическом Центре ФМБА в качестве врача-офтальмолога, под руководством В.Н. Трубилина. С 2019 года работаю в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина». В январе 2023 года меня назначили главным врачом.

- Не могли бы Вы поделиться каким-либо случаем из Вашей врачебной практики?

 

- Однажды ко мне обратился мужчина средних лет. Во время осмотра глазного дна я обнаружила, что на периферии сетчатки – огромный разрыв. Что это значит? Есть серьёзная опасность отслойки сетчатки, если в кратчайшие сроки не провести хирургическое вмешательство!

- Татьяна Альбертовна, в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина» Вы являетесь одним из ведущих специалистов по заболеваниям сетчатки. Вы ведёте научную работу в этой сфере. И, конечно, когда мы говорим о заболеваниях сетчатки, нельзя не упомянуть фактор времени. Чем раньше будет оказана медицинская помощь, тем более эффективным окажется лечение!

- У нас работают опытные хирурги. Когда речь идёт о периферических разрывах сетчатки, в том числе и таких крупных, как у этого пациента, то, как правило, результат хирургического вмешательства оказывается превосходным. Он забывает о своей проблеме. Она решена! Так и произошло с пациентом, который был упомянут в нашем разговоре.

- Но если произошла отслойка сетчатки, то такого результата будет сложно добиться?

- Мне хотелось бы обратить внимание читателей на важнейший, принципиальный момент: если произошла отслойка сетчатки – она может быть частичная или тотальная – то сразу же начинают отмирать её клетки. И эти клетки не восстанавливаются, а, значит, безвозвратно ухудшается зрение.

- Но при отслойках сетчатки всё равно необходима операция?

- Конечно. Её необходимо провести как можно быстрее! Чем быстрее будет проведена операция, тем больше живых клеток сохранится, а, значит, лучше будет видеть пациент. Но всё-таки принципиально важно не доводить до этого состояния, не допускать отслоек сетчатки!

Что для этого нужно? Только две вещи: дисциплинированность пациентов, которые незамедлительно обращаются к врачу при первых симптомах заболевания, а также внимательность и высокая квалификация докторов. Всё это есть в нашей клинике!

- Далеко не все лечебные учреждения могут оказать квалифицированную диагностическую и хирургическую помощь при заболеваниях сетчатки. Отрадно, что в «Клинике семейной офтальмологии профессора Трубилина» эта работа ведётся на систематической основе!

- Что такое сетчатка? Если говорить простым языком, то сетчатка – это нервная ткань. Работа с повреждённой нервной тканью на заднем отрезке глаза требует высочайшего, виртуозного мастерства от хирурга, а также наличия соответствующего оборудования, которое есть далеко не во всех клиниках.

- О каких ещё примечательных случаях из своей практики Вы могли бы рассказать? 

- Как и в большинстве офтальмологических клиник, значительную часть людей, которые к нам обращаются, составляют пациенты с катарактой. Среди них есть немало людей преклонного возраста. Есть пациенты, которых в кабинет родственники под руки заводят. Так плохо они видят!

А после операции – это уже другие люди! Они радуются вновь обретённому зрению. Факоэмульсификация катаракты – именно та операция, где результат проявляется практически сразу. И часто этот результат не только соответствует ожиданиям людей, но и превосходит их!

Также хотелось бы рассказать о недавней пациентке, которой мы подбирали прогрессивные очки.

- Речь идёт об очках, которые обеспечивают хорошее зрение на всех расстояниях?

- Да. Это очень важный аспект! К нам обратилась пациентка, которая работает учителем в средней школе. Опытный педагог. С детства у неё была высокая близорукость. С возрастом добавилась пресбиопия. Что получалось? Во время урока, общаясь с учащимися, ей постоянно приходилось менять очки. Эта ситуация очень утомляла, отвлекала, мешала работе. Более того, когда эта пациентка ко мне пришла, она сообщила о том, что думает о том, чтобы увольняться с работы.

- Из-за проблем со зрением?

- Эти проблемы сильно обострились у неё в последнее время. Снизилось зрение, появилось двоение... После тщательного обследования стало понятно, что мы можем подобрать очки, которые обеспечат этой пациентке хорошее зрение.

Когда она их первый раз примерила, то была настолько довольна, что растрогалась, и повторяла: «Такие прекрасные очки! Я их никогда не буду снимать!»

- Теперь уже не идёт речь о том, чтобы сменить место работы?

- Её зрительные возможности позволяют успешно решать все профессиональные задачи.

- Как Вы думаете, сколько прослужат эти очки?

- Это зависит от индивидуальных особенностей организма. Думаю, что три – четыре года эти очки прослужат… Если в какой-то момент пациентка почувствует, что она стала видеть хуже, то могут потребоваться новые очки. Это нормальный процесс, ведь все клетки нашего организма, в том числе и органа зрения – живые. В клетках происходят изменения. С возрастом постепенно меняются и наши зрительные возможности.

Каждый год менять очки не нужно, но можно порекомендовать всем пациентам, как минимум, один раз в год посещать врача-офтальмолога. Тогда все изменения и возможные проблемы органа зрения будут выявлены своевременно.

- В последние годы широкое распространение в клинической практике получили ингибиторы ангиогенеза, которые используются при влажной форме возрастной макулярной дегенерации (ВМД). Какой опыт Вы смогли приобрести в этой сфере?

- Ингибиторы ангиогенеза в большинстве случаев, хотя и не всегда, приостанавливают рост новообразованных сосудов в сетчатке. Снижается отёк, улучшается зрение.

Это лекарственные средства, которые доказали свою эффективность в клинической практике. У многих пациентов есть необходимость в достаточно частом проведении таких инъекций. Как правило, результаты лечения очень хорошие. Но и в этом случае надо учитывать индивидуальные особенности организма. Ингибиторы ангиогенеза – не панацея от всех бед!

- Не могли бы Вы рассказать ещё об одном клиническом случае?

- Обратился пациент 40 лет с жалобой на то, что перед одним глазом у него появилось пятно. В процессе обследования я диагностировала тромбоз центральной вены сетчатки. Ему было успешно проведено лечение, включая лазерное. С этой проблемой мы справились.

- Почему Вам запомнился именно этот случай?

- Я искренне обрадовалась за пациента, который вовремя обратился к врачу. Ведь тромбоз сосудов глазного дна - это маркер возможного острого нарушения мозгового кровообращения- инсульта. Это очень опасно! Хорошо, что мы смогли оказать эффективную своевременную помощь.

- Татьяна Альбертовна, большое спасибо за подробный и душевный разговор, который позволил узнать много нового о Вашей работе! Как Вы любите отдыхать? Как проводите свободное время?

- Свободное время предпочитаю проводить в кругу семьи. С мужем и дочкой. Также стараюсь регулярно уделять время поддержанию физической формы, посещаю фитнес-клуб, бассейн. Очень люблю семейные экскурсии, праздничные выезды в выходные дни, когда мы все вместе можем посетить музей, театр, какой-нибудь симпатичный и ухоженный парк. С удовольствием приезжаю к маме в Ногинск.

Люблю море, горы. Очень нравится в любое время года отдыхать в Сочи, в том числе на курорте Роза-Хутор.

Всем пациентам хотелось бы пожелать крепкого здоровья и душевной гармонии! Добро пожаловать в «Клинику семейной офтальмологии профессора Трубилина».

Беседу вёл Илья Бруштейн


Записаться на приём

×

×

Написать руководству

Нажимая кнопку, я принимаю соглашение о конфиденциальности и соглашаюсь с обработкой персональных данных

Вверх